Диалог необходим

Валентин Гефтер, Институт прав человека, общество "Мемориал": "В религиозном, православном понимании очень часто путают два разных уровня жизни - это мораль и собственно право...."

По мнению Русской православной церкви Московского патриархата, права человека "должны быть напрямую связаны с понятием нравственности".

Проходящий в Москве Архиерейский собор РПЦ утвердил 26 июня 2008 года "Основы учения о достоинстве, свободе и правах человека" - сообщает Би-би-си..

Представители церкви говорят, что не собираются навязывать свою концепцию прав человека светским властям, но хотят, чтобы к ней прислушались.

Светские правозащитники готовы вести диалог с церковью, но подчеркивают, что "мораль не может быть исключительным критерием оценки прав человека".

"В современном мире значительное распространение получило убеждение, что институт прав человека сам по себе может наилучшим образом способствовать развитию человеческой личности и организации общества. При этом со ссылкой на защиту прав человека на практике нередко реализуются такие воззрения, которые в корне расходятся с христианским учением", - сказано в документе Архирейского собора РПЦ МП.

Авторы документа считают, что "сегодня христиане часто оказываются в условиях, когда общественные и государственные структуры принуждают их мыслить и поступать вопреки Божьим заповедям".

По мнению архиреев, защищая свободу выбора, институт прав человека "все менее и менее учитывает нравственное измерение жизни и свободу от греха", полагает РПЦ МП.

"Церковь усматривает огромную опасность в законодательной и общественной поддержке различных пороков - например, половой распущенности и извращений, культа наживы и насилия. Равно недопустимо возведение в норму безнравственных и антигуманных действий по отношению к человеку, таких как аборт, эвтаназия, использование человеческих эмбрионов в медицине, эксперименты, меняющие природу человека, и тому подобного", - говорится в документе.

По просьбе HRO.org Валентин Гефтер, глава московской неправительственной организации Институт прав человека, член правления Международного правозащитного общества "Мемориал" так прокомментировал принятый собором документ:

"Неслучайно в религиозном, особенно православном, понимании существует взаимоувязка все-таки двух разных «горизонтов» жизни - человека и общества. Имею в виду морали и собственно права, в том числе Право прав человека, как оно сложилось на сегодня в мире.

Я думаю, что то, что имеет отношение к морали – личной и т.н. общественной, не должно противоречить естественным правам человека".

 

Каждому из нас желательно не ограничивать одну из этих опор жизнедеятельности другой, а найти иной выбор. Между защитой своей личной свободы и достоинства и ограничением ее по причине уважения свободы и достоинства других людей.

Вот тут нам нужны этические принципы и поступки – как исходящие из кантовского «нравственного закона внутри», так и учитывающие общепринятые традиции и моральных нормы данного сообщества. (Например, геи имеют право на все гражданские свободы, но нежелательно, чтобы их реализация исходила из принципа «а нам все равно» с точки зрения того, как принято в данной среде относиться к ним и, особенно, к пропаганде их образа жизни).

Надо искать компромисс между реализацией своей свободы выражения взглядов, естественной и неотчуждаемой, и неготовностью многих к ее публичному «обсуждению» в во многом еще непривычной и шокирующей их форме.

Но это не должен быть выбор между запретом на гей-парад и его проведением где бы то ни было и во что бы то ни стало, а «внутренний» компромисс для каждого из борцов за свое право.

То есть не запрещать, а убеждать, обращаясь не к ограничениям извне, тем более от государства или конфессии как института (что противоречит общественному согласию в форме Конституции, хотя бы), а к человеку разумному и морально ответственному за прямое и косвенное воздействие своих поступков (и слов, и других культурных жестов) на других людей. .

Это относится ко многим темам и возникающим в связи с ними проблемам выбора. Но выбора не как отказа от своих и, тем более прав других особей, в пользу морали и/или интересов государства, этноса, иных общностей. И не в пользу Закона, который якобы торжествует даже ценой того, что «Мир рухнет», а для того, чтобы договориться о том, как прописать в Праве наше САМОограничение абсолютности тех или иных свобод.:

Вот я за такую свободу выбора: не ОТ греха (как пытается представить РПЦ позицию светских либералов), а ДЛЯ того, что бы незашоренно искать выход в любой ситуации - каждым в отдельности и, что не менее трудно, всеми вместе.

В виде писаного закона или неписаного, но на основе признания за людьми их естественных прав. Даже если они даны ему от Бога (но не от церкви же!), а не следуют из Всеобщей Декларации прав человека.

Поэтому когда РПЦ предлагает налагать принятые какой-либо группой, пусть даже подавляющего большинства населения, моральные ограничения на права отдельных индивидуумов, то, я думаю (это вопрос, конечно, обсуждаемый), что это путь тупиковый.

Задача государства (закона), отдельных групп или общественных институтов – помочь людям в согласовании их прав, в том числе и прибегая к моральным нормам, а не только юридическим путем и, тем паче, не в виде запретов и наказаний.

Речь не о том, что относится к нарушению «абсолютных» (по общей договоренности) прав – на жизнь, личную неприкосновенность и собственность, к другим свободам. А том, что исторически преходяще и различается в разных сообществах – в первую очередь, по моральным соображениям.

Есть, конечно, и пограничные сферы, к которым относятся такие проблемы, как аборт и эвтаназия, половые взаимоотношения или вопросы позитивной дискриминации (преференций) представителям тех или иных, малых или больших по численности групп".

В Московском патриархате заявляют, что готовы обсуждать свою концепцию с российскими и международными правозащитными структурами.

"Надеюсь, что светские структуры, органы власти, международные структуры документ изучат, выскажут свои мысли, комментарии, критику", - сказал на брифинге в храме Христа Спасителя заместитель главы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

Он добавил, что церковь не может и не должна навязывать светскому миру понимание прав человека, которое есть в Церкви. "Но мы предлагаем это понимание для обсуждения", - отметил протоиерей Чаплин.

Правозащитник Валентин Гефтер: "Я – за взаимодействие светских и церковных правозащитных структур, несмотря на то, что пока оно было не слишком плодотворным.

Диалог возникал и раньше. Мы слышали друг друга, но чаще путем «перебранки» или, в лучшем случае, фиксируя разногласия по фундаментальным проблемам. А не научились решать какие-то конкретные проблемы.

И такие очень острые, связанные с эвтаназией, абортами, гомосексуализмом и т.д.. о чем трудно будет быстро придти даже к пониманию расхождений, не говоря уж об общих действиях. И все равно диалог абсолютно необходим.

При этом, к сожалению, все эти годы мы никак не можем выйти на решение других и не менее конкретных проблем, связанных с общественными и социальными явлениями в нашей стране, не «упирающимися» в разное понимание оснований философии прав человека их взаимоотношения с иными ценностями.

Не удается нам вместе выступать против такого безусловного «греха», как нападения и убийства на почве ненависти – от кого бы они не исходили.

Противодействовать сообща физическому и психологическому насилию над личностью со стороны должностных лиц, в семье и исходящему от разных групп населения, чьими бы сторонниками они не были.

И, кстати, плохо понимаем друг друга в защите от произвола представителей иных конфессий и т.н. сект, которые являются, может быть, оппонентами РПЦ на религиозной почве, что не должно ущемлять их прав м свобод.

Почему мы можем вместе заниматься благотворительностью, а, вот, противодействию злу занимаемся врозь – одни в виде классической правозащиты «светского типа», а другие больше обращаясь к «нарушителям» прав и просто законности больше с увещеваниями и молитвами, а то и освящением символов государственности.

Думаю, что у нас есть резервы в движении навстречу друг другу по этим и многим другим больным вопросам. Также как и по социально-экономическим проблемам, обеспечению справедливости в доступе к ним, защите от бедности и бесправия в этой сфере.

Иначе мы окончательно разделимся на две несходящиеся части общества: одни – про мораль и традиционные интересы большинства, в ней выраженные; другие – за права и законные интересы малых сих, кто в меньшинстве и, прежде всего, в одиночестве своем не защищенной от любого Большого брата.

На словах мы расходимся меньше, чем на практике. Дело за ней".

См. также

  • О правах и свободе совести
  • "Права человека по-архиерейски"
  • "А у нас своя концепция..."